От первого лица — Интервью

Александр Михайлов: «Клинтон и Трамп волнуют больше, чем проблемы страны».

11 ноября 2016 года

Губернатор Курской области в эксклюзивном интервью АиФ.ru рассказал о том, как происходит развитие региона в непростой для страны экономической ситуации.

Наполняемость регионального бюджета в условиях экономического кризиса, выплаты зарплат бюджетникам, а также сохранение стабильного курса развития территории – основная «головная боль» многих российских глав субъектов федерации сегодня. О том, как наиболее эффективно преодолевать все эти трудности, АиФ.ru  рассказал один из «губернаторов-старожилов», глава Курской области Александр Михайлов, успешно управляющий регионом почти 17 лет.

- Александр Николаевич, в России прошли масштабные выборы. Это было главное событие этого года, наверное, и для вашего региона. К чему теперь готовитесь? 

- Наши выборы?..  Просто я сейчас, общаясь с вашими коллегами, ёрничал, что у нас, по-моему, меньше внимания уделялось своим выборам, чем выборам президента США Дональда Трампа, которого сейчас все смакуют с этой Хиллари.

– Вы следили за ними?

– Честно скажу, у меня есть своя точка зрения на это, и особо следить тут нечего. Я думаю, что каждый из них будет делать то, что надо вовсе не нам с вами. Поэтому зря такое к ним внимание. На мой взгляд, раньше, в советское время, правильно делали: просто сообщали, что в Соединённых Штатах Америки состоялись выборы, избрали того-то. И слава Богу, на здоровье. Это же американцы избрали. А мы-то тут причем?.. А они всё думают, что если Хиллари не победила, у нас проблем больше не будет…

– А если к нашим выборам перейти, они проблемы решат?

– Знаете, у нас выборы в Госдуму как раз совпали с выборами в наш парламент, в областную Думу, так что у нас это было действительно масштабное мероприятие.  В нашей области выборы проходили достаточно корректно, спокойно. В общем-то, итог такой, что «Единая Россия» одержала победу. Сам я возглавлял список в областную Думу. Просто хотелось, чтобы регион выглядел достаточно стабильно. Наши оппоненты из других партий, к сожалению, далеко не всегда конструктивно настроены. Поэтому у нас в областной Думе из 45 мест 35 получила «Единая Россия». Я думаю, что это хороший результат.

Что касается выборов в Госдуму, то по их итогам 4 человека представляют наш регион от «Единой России», и ещё по списку избран один коммунист. В целом, на мой взгляд, народ, несмотря на все попытки дестабилизировать ситуацию, ответил всё-таки на это своим голосованием.

Вопрос ведь стоял ребром: либо мы за дальнейшее развитие, либо опять втягиваемся в то, что было в 90-е годы. Друг друга бьём, охаиваем и т.д., стоим на месте, что чревато. Я в 90-е годы был депутатом Государственной Думы.

– От КПРФ…

– Да, тогда мне больше не от кого было избираться…  А теперь я, как сторонник нашего президента Владимира Владимировича, который стоял у истоков создания «Единой России», состою в этой партии. Я всегда считал своим долгом, чтобы Курская область вносила свой достойный вклад в развитие Российской Федерации, пусть это и будут громкие слова. На протяжении достаточно большого количества лет мы работаем синхронно.

Ведь Курская область начинала так же, как и Россия. Поэтому я Владимира Владимировича понимаю. Когда он после своего предшественника принял страну, то она была в тяжелейшем положении: и в экономическом, и в целом ряде других сфер. Что касается нашего региона, у нас примерно была аналогичная картина, ведь Курская область как раз была в авангарде того, что творилось в стране в «лихие» 90-е. Особенно во вторую их половину, когда нашу губернию возглавлял бывший вице-президент Александр Руцкой. Он всегда отрицает, а я постоянно ему напоминаю, когда он начинает зарываться, что у истоков того, что они заложили с Ельциным, находился и он. Это потом произошли определённые события, после которых они разошлись. А в целом это было их детище, и страна действительно подошла к катастрофе.

Мы все видели, во что тогда превращалась экономика. Так что я многие вещи тогда знал изнутри. А потом, когда Владимир Владимирович пришёл, когда появилась партия «Единая Россия», наконец нашли политическую форму организации и объединения здоровых сил во имя государства, я перешёл туда, естественно.

Раньше, честно говоря, когда начиналось это наше парламентское движение в России, я был избран в Госдуму 12 декабря 1993 года, в первую «Думку», как мы её зовем, любимую всеми. У Гайдара, вы же понимаете, даже без комментариев я быть не мог, у Жириновского тоже. А у кого?..

– Какие, на ваш взгляд, сегодня наиболее актуальные задачи стоят перед регионом? Какие, может быть, проблемы, которыми вы занимаетесь?

– Сейчас стоит задача продолжить то, что делали в плане развития. По динамике развития Курская область, по оценкам Правительства РФ, четыре года подряд входит в двадцатку лучших субъектов России. Хотя сейчас много у нас оценщиков есть, серди них наши с вами коллеги: политологи, политтехнологи.

– Как вы относитесь к губернаторским рейтингам?

– То, что мы по оценкам Правительства входим в двадцатку – это объективная оценка. В последний год это было 15 место в числе двадцати. Были мы и на 9, и на 19, и на 11. А что касается оценок... Вы имеете в виду, по рейтингам?

– Да, потому что я смотрела последний рейтинг влияния губернаторов, и там вы, скажем так, не в десятке и не в двадцатке лидеров.

– И вряд ли когда-то буду, по секрету вам скажу.

– А как вы это объясните?

– Дело в том, что там всё наиграно и неискренне, если говорить народным языком. Я ещё на старте, когда эти рейтинги только появились, сказал, что не дождётесь, будете оценивать объективно. Одному «умному» политтехнологу я как-то задавал вопрос, когда по оценкам Правительства область оказалась на 9 месте, а я на 69: «Как это корреспондирует?» Он сначала растерялся, а потом мне говорит: «А причём здесь вы, губернатор, и область?» Я: «Как причём?» Он говорит: «Область же развивается сама». Я говорю: «А мы-то думали, что ею руководят. Оказывается, она сама развивается. Тогда какие к нам вопросы? Пусть тогда и развивается, что ж тогда».

Так что на мой взгляд, всё это надуманно. Некоторые губернаторы заботятся об этом (месте в рейтинге) всякими способами. Я же лично никогда в эти игры не играл и считаю, что самая объективная оценка – это указ Президента и оценка Правительства.

Кстати, и по финансам. Сейчас сложно. Видите, даже федеральный бюджет начал, будем говорить, немножко «ныть». А у нас в стране 12, 13, может, 14 регионов, которые являются профицитными. Но наш регион по оценке Министерства финансов РФ на протяжении последних 4 лет входит в число регионов с наиболее управляемой системой финансов. Мы с Антоном Германовичем Силуановым если и ругаемся иногда, то по делу. Но отношения у нас самые добрые, рабочие, и никаких вопросов к нам нет…

– То есть у вас будет долг не очень большой?

– Нет, не очень большой. В ЦФО мы и Владимирская область по этим показателям первые и вторые, дальше все остальные.

– Проблема госдолга субъектов сегодня одна из основных в стране. Интересно ваше мнение по поводу схемы, которую предложил Сбербанк, чтобы переоформить кредиты с коммерческих на государственные. На ваш взгляд, насколько это эффективно, и что с этим громадным госдолгом регионов делать?

– Надо думать, как эту ситуацию исправить. Вы правильно говорите. Другое дело, что не рассуждать надо, а делать, если честно сказать. Поэтому посмотрим, во что это на практике выльется. Мы входим в двадцатку, ценим это, мы часто – особенно на финише года – решаем какие-то вопросы с Минфином. Надо же год заканчивать и кредиты выплачивать, правильно? А банки дают их под 16-18% годовых.

В прошлом-позапрошлом году это начало особенно сильно сказываться. Там у нас где-то под 3,5 миллиарда кредитов было. А надо ведь и зарплату бюджетникам заплатить, и завершить все программы. Поэтому с Германом Оскаровичем Грефом, с Дмитрием Николаевичем Патрушевым и т.д., с ВТБ решаем вопросы. Все эти, скажем, 3,5 миллиарда в позапрошлом году были заменены потом на бюджетный кредит, а там 0,1 процента. Мы решили все вопросы, которые надо было, плюс ещё 800 миллионов рублей осталось на решение других проблем. То есть надо быть дисциплинированными.

– А вот некоторые губернаторы считают, что много кредитов – это не так уж и плохо…

– Когда я после Руцкого принимал регион, потом мы ещё почти 3 года были финансовыми банкротами. Мы сделали тогда тщательнейшим образом финансово-хозяйственную ревизию. Я потом приехал в Минфин, мы с Татьяной Алексеевной Голиковой посмотрели тогда, и она мне сказала: «Могу обрадовать, что область – финансовый банкрот. Выкручивайтесь, выруливайте».

Я не хотел бы, чтобы регион ещё раз когда-то оказался в таком положении. А чтобы наладить ситуацию, должна появиться системность, которую надо выстроить на элементах сотрудничества. Банк знает, что мы выполним обязательства, а мы знаем, что он поддержит. Но это не должно быть разовым актом, это должно быть как-то упорядоченно. И каждый губернатор, и любой руководитель другой структуры, в том числе и банковской, должен знать, что влечёт за собой кредитование, как эти вопросы решать.

Есть ещё одна проблема: консолидированная группа налогоплательщиков. Не приходилось когда-нибудь сталкиваться? Мы тоже с ней работаем, боремся, сражаемся. На мой взгляд, тут тоже не всё упорядочено. Это к нашим думцам федеральным относится, к Совету Федерации, к Правительству. Надо же как-то этот вопрос разрешить. Например, есть крупный предприниматель, у которого бизнес находится, скажем, в 8 регионах, может, в 7, в 10, не знаю. Вот у него здесь предприятие плохо работает и попадает в банкротство, а он хочет его спасти. Он забирает средства из другого региона, перебрасывает их сюда, не спрашивая у руководителя региона. Это как? Это называется, внутри нас есть ещё и империя какая-то другая. А такого быть не должно. Лично мне пришлось ставить этот вопрос перед руководством страны, потому что однажды у нас возникла острая проблема, когда у нас хотели забрать 4 миллиарда рублей из бюджета, причём уже на финише года, за четыре месяца до окончания. Знаете, как это не здорово.

Я предлагал поменять закон, чтобы федеральный бюджет компенсировал пострадавшему региону выпадающие доходы. Хотя это тоже неправильно, потому что тогда предприниматель будет жить за счёт федерального бюджета. Но ничего не изменилось, закон продолжает пока действовать. А люди ведь не спрашивают, откуда эта беда возникла, они говорят: зарплату заплатите, это доделайте, вот это начали, обещали – сделайте. То есть мы в таком положении находимся… Так что есть вещи, которые должны быть в центре внимания новоизбранного парламента.

– В Совете Федерации звучат предложения о необходимости перераспределения налогов, получаемых федеральных центром, в пользу регионов. На ваш взгляд, это реалистично?

– Совет Федерации – это палата регионов, там хорошо знают наши проблемы. Другое дело, что пока эти слова в принятые решения не воплотились.

– Александр Николаевич, вы губернатор-старожил, занимаете пост с 2000 года. Сейчас в Администрации Президента сменился руководитель. На ваш взгляд, поменяется ли внутренняя политика, региональная политика?

– Это покажет время, мы не знаем пока, как это будет. Наверное, судя по всему, изменения какие-то произойдут. Нельзя же 15 или 20 лет работать в одном режиме, потому что жизнь вносит коррективы. Мы это видим у себя в регионах и стараемся как-то, насколько нам, конечно, полномочия позволяют, регулировать.

– Просто недавно прошла информация о том, что якобы Администрация Президента дала распоряжение, чтобы кураторы плотнее общались с региональными властями и более часто бывали в субъектах. Раньше этого не было?

– У меня тоже такая информация есть. Другое дело, для чего это. Общаться-то можно по-разному. В принципе, если честно сказать, то я считаю, что главное – это всё-таки правильно выстроенные нормы взаимоотношений и контроль. Уж контролировать нас, слава Богу, есть кому. Знаете, сколько сейчас надзирающих органов, контролирующих? Предостаточно. Другое дело, что было бы, что контролировать.

Что касается нас, мы собираемся этот год закончить достойно. В прошлом году, если по стране получился спад, скажем, в промышленности, то у нас был рост +4,2%, также в сельском хозяйстве – где-то порядка 11,5%. И в целом валовый региональный продукт растёт. Часто говорят, что у нас сейчас недостаток информации. Но у нас вместо того, чтобы рассказывать про то, что происходит в стране, больше говорят про Клинтон с Трампом...

Хотя  мы, может быть, больше говорим, о селе сами, потому что Черноземье. Почему? А кто же кормить-то будет? Если по-советски выразиться, Курская область – она аграрная или какая? Даже на встречах спрашивают. В объёме валового регионального продукта нам удалось сохранить почти ту же пропорцию, что и тогда была. То есть по итогам 2015 года 41 процент объёма составлял промышленный экономический кластер, а 20 процентов – аграрный. Выражаясь в советских терминах, мы индустриально-аграрная область. И мы это сохранили, собираемся это сделать и по итогам 2016 года. Это правильно, потому что промышленность всё-таки всегда давала более солидный удельный вес в поступлениях.

Но и аграрии у нас сейчас на подъёме, и слава Богу, неплохие поступления дают в бюджет. У нас сейчас в Черноземье негласное, но здоровое соперничество идёт. Воронеж – с одной стороны. Белгород – с другой. Орёл... При Строеве он был более мощный. Но когда пришёл я работать, честно вам скажу, если бы кто-то сказал, исходя из той ситуации, в какой была область, что мы когда-то по серьёзным показателям обойдем Белгород, хотя бы по одному... Это была фантастика! А сегодня это реальность. Если брать аграрный сектор, допустим. Да, по мясному животноводству они впереди, а по растениеводству уже 6 лет – мы. Нас 6 регионов в стране по зерну, и сейчас опять, видимо, так будет, по итогам 2016 года. Я смотрю за картинкой, хотя не всегда нам оперативно даёт данные министерство сельского хозяйства. Краснодар, Ставрополь, Ростов, Алтайский край, мы и Воронеж. С Воронежем соревнуемся часто по объему, кто больше: они или мы. Хотя они покрупнее нас почти в два раза по площади.

– Критика в адрес власти всё равно у вас звучит. В интернете какие-то петиции, в которых чуть ли не к отставке вас призывают…

– За время моей работы 41 раз они меня снимали.

– А кто?

– Есть разные группировки. Мы просто не тратим время на то, чтобы им отвечать. Например, опять появился Руцкой… Вот мы забываем о его существовании, нет избирательной кампании, и слава Богу, нет никаких Руцких, идёт рутинная работа. Затем приближаются какие-то серьёзные выборы, появляется Руцкой и говорит: все тут негодяи, подлецы, всех надо разгонять, потому что всё пропало здесь, в области. Набирает себе ораторов, и они начинают это делать. Так что, возможно, это отголоски выборов.  Этим могут заниматься работавшие при нём чиновники. Тех, кто занимался не тем, чем надо, я тогда поувольнял. А теперь они начинают нас критиковать.

версия для печати

Вернуться к списку интервью

Цитата

 
20 августа 2016 года
«   »

Ключевые слова

 
подождите...