От первого лица — Интервью

Александр Михайлов: «Я не против разноголосицы, но на старые грабли наступать не хотелось бы»

2 февраля 2017 года

Губернатор Курской области Александр Михайлов в интервью «Курской правде» (№11, 02.02.2017г.) рассказал  о социально-экономическом развитии региона, о том, почему необходимо жить по средствам, а также об уроках революций 1917 года и своем жизненном кредо

 – Александр Николаевич, буквально на днях начнутся традиционные отчеты администрации Курской области перед населением. Что скажете людям? Каково сегодня социально-экономическое положение региона?

 – Хочу напомнить, что эта хорошая традиция – ежегодных отчетов руководителей области перед населением – родилась в 2002 году. С тех пор мы это делаем регулярно, обычно в начале года, в феврале. Встречаемся с жителями городов и районов, активом, общественностью и докладываем о том, над чем работала администрация в истекшем году, каких результатов добилась область, и, конечно, речь идет о планах на будущее. Так будет и на этот раз.

Считаю, мы неплохо поработали в 2016 году, хотя он был очень сложным. Есть положительная динамика как в промышленных отраслях, так и в аграрном секторе. Да и в целом вклад курян в общий итог экономического развития страны заметен. Мы не заморозили ни один значимый инвестиционный проект. В развитие предприятий промышленности и сельского хозяйства, объектов социальной сферы направлено более 78 миллиардов рублей инвестиций, что на 10 процентов выше уровня 2015 года и почти в 16 раз больше, чем в 2001 году.

Что касается промышленного производства, напомню, что по итогам 2015 года у нас был рост в 4,2 процента к предыдущему году. И в 2016 году также обеспечен рост – в пределах 4,9 процента.

 – И эти результаты, между прочим, выше общероссийских. А за счет каких отраслей они достигнуты?

 – На рост промышленного производства повлияли отрасли, имеющие наибольший удельный вес в

структуре добавленной стоимости. Это прежде всего производство пищевых продуктов, химических изделий, электрооборудования.

Еще более впечатляющие успехи достигнуты нами в развитии агропромышленного комплекса. Индекс производства продукции сельского хозяйства составит 112,1 процента. Я бы сказал, что сельское хозяйство в последние годы стало драйвером роста экономики Курской области.

Производство зерна растет у нас из года в год. Даже в не очень благоприятном по погодным условиям 2015-м область собрала 3,6 миллиона тонн, вошла в шестерку лидеров по стране и заняла второе место в ЦФО. Неплохо поработали мы и в 2016 году. Собраны рекордные урожаи: зерна – 4,7 миллиона тонн, сахарной свеклы – 5,6 миллиона тонн. Сахара-песка после завершения сезона переработки на девяти наших сахзаводах получим не менее 490 тысяч тонн. Да за всю историю существования Курской области таких результатов в АПК у нас не было! Валовое производство в аграрном комплексе ориентировочно составит 135 миллиардов рублей – это на 8-11 процентов выше уровня прошлого года.

Как удалось достичь таких результатов? Чудес на свете не бывает, и нам тоже ничего само по себе с неба не падает. За всеми достижениями – огромный труд очень многих людей самых разных профессий.

И что очень важно, на сегодняшний день в регионе создана эффективная система управления, осуществляется постоянная координация усилий исполнительной и законодательной власти, местного самоуправления и федеральных ведомств, взаимодействие с различными общественными организациями и институтами гражданского общества. А все это способствует поддержанию атмосферы стабильности и согласия, росту инвестиций в экономику, стремлению работать на результат.

 – Успехи региона очевидны, о них много рассказывают СМИ, но, что удивительно, все равно находятся люди, которые всем недовольны: мол, заводы не работают, поля не пашутся… Они как будто застряли где-то в 90-х, и как убедить их, что жизнь все-таки движется вперед?

 – А может быть, они действительно застряли в прошлом и упорно не желают видеть ничего дальше собственного носа. Надо повозить этих чудаков по Курской области, покатать денька три, показать им и предприятия, и поля, и все остальное, а затем свозить на экскурсию в ряд других регионов Центрального федерального округа. Не в Белгород или в Воронеж – мы сейчас встали вровень с этими регионами – а чуть-чуть подальше: в Калугу, Тверь... Пусть посмотрят, что там делается, и тогда, я думаю, будет все понятно.

Здесь, кстати, есть интересная деталь. Почему-то многие считают нашу область аграрной. А мы в начале прошлого года специально внимательнейшим образом все просчитали, и получилось, что в структуре валового регионального продукта 2015 года удельный вес промышленного кластера составлял 41 процент, а АПК – 20 процентов. Несмотря на то, что эта отрасль сейчас на подъеме.

Да и вся наша область сегодня на подъеме. Мы не только сохранили, но и развиваем нашу промышленность. Может быть, немного поменялась ее структура. Хотя практически все крупнейшие предприятия нам удалось сохранить. А это, поверьте, было совсем непросто. Тенденции в начале 2000-х были таковы, что даже Курскую АЭС мы могли потерять…

 – Достаточно вспомнить, что уже было заморожено строительство пятого энергоблока действующей станции. А о строительстве станции замещения речи тогда вообще не было…

 – Я потратил 9 лет своей жизни на то, чтобы убедить всех на федеральном уровне, что надо строить Курскую АЭС-2. Так кроме этого мы и действующие энергоблоки станции модернизировали, продлили сроки их эксплуатации.

Развивается и другой наш промышленный гигант – Михайловский ГОК, где в прошлом году увеличили выпуск продукции в полтора раза. Но это так называемая большая промышленность. А ведь не менее впечатляющие результаты достигнуты в других отраслях.

Последние 15 лет Курская область была сосредоточена на перерабатывающей промышленности: построено 25 новых предприятий, еще на 20-ти проведена масштабная реконструкция. Почему мы решили сделать ставку именно на переработку? Да потому, что четкой стратегии развития страны не было и каждый регион решал вопросы практически самостоятельно, заручившись поддержкой отраслевых министерств. Минэкономразвития если и участвовало в этих процессах, то, к сожалению, очень робко. И поскольку перерабатывающая промышленность напрямую привязана к агропромышленному комплексу, нам было проще реализовывать совместные проекты с нашими партнерами-инвесторами именно в этой сфере.

Но не только переработка в области развивается, появляются и новые промышленные предприятия. Для тех, кто все еще не верит в подъем курской экономики, можно организовать экскурсии хотя бы на два из них. Они находятся на окраинах города Курска: с одной стороны – «Биаксплен», с другой – «Композит». Многие ли знают, что эти заводы вообще существуют? А это современные высокоэффективные производства.

Хочу напомнить скептикам и о предприятиях, построенных еще в советское время, которые и сейчас успешно работают: «Фармстандарт-Лексредства», «Электроагрегат», «Электроаппарат», бывший «Прибор» – «Авиаавтоматика» им. В. Тарасова»…

Мы сохранили и умиравшее практически «Химволокно». Его с трудом удалось спасти, для этого надо было «выкорчевать» собственника, который там внедрился и медленно, но верно подводил завод к уничтожению. Но пришел новый инвестор – «КуйбышевАзот», с которым мы заключили соглашение. Проведен первый этап реконструкции, и «Химволокно» по объемам производства вышел уже на советский уровень и даже превысил его немного.

 – Но кто-то опять вспомнит о КЗТЗ…

 – Ну, хорошо, давайте разберемся, почему мы потеряли это предприятие. Курский завод тракторных запасных частей выпускал запчасти для советских тракторов, а вовсе не для немецких или американских. Но, увы, советское, а затем российское тракторостроение рухнуло. И кому были бы нужны сейчас эти запчасти с курского завода? Так что не мы уничтожили предприятие, а система. Может быть, если решат в России производить собственные тракторы – а я надеюсь, что это когда-нибудь произойдет, – мы тоже сможем организовать производство каких-то комплектующих деталей.

Еще раз повторю, что сегодня наш промышленный кластер выглядит очень даже неплохо: в отличие от страны в целом, мы не допустили спада объемов производства – хоть понемногу, но он у нас рос ежегодно, в 2016 году, по предварительным данным, на 3,5-3,8 процента.

 – И все-таки куряне понимают, что 2017 год будет непростым с экономической точки зрения. Народ волнуется: а удастся ли областной власти выполнить все взятые на себя социальные обязательства?

 – Областной бюджет 2017 года, как и прежде, социально ориентированный. Почти 76 процентов его расходной части – это социальные обязательства. Все компенсации, льготы, выплаты, предусмотренные для незащищенных, малообеспеченных категорий граждан, одиноких пенсионеров, многодетных и приемных семей, инвалидов и ветеранов Великой Отечественной войны, ветеранов труда и так далее – сохранены.

 – А ряд регионов, в том числе наши ближайшие соседи, некоторые выплаты уже прекращают. На днях прочитала в одной из газет, что в Воронежской области, в частности, думают отказаться от выплаты регионального материнского капитала, а также от областных ежемесячных пособий на второго и каждого последующего ребенка, оставив их только для малоимущих семей. В нашей области все осталось по-прежнему?

 – Да, мы постарались так сформировать областной бюджет, чтобы учесть в нем все, что было наработано за эти годы. Но, если говорить честно, нагрузка на региональные бюджеты с каждым годом усиливается. И вот уже возникает вопрос: а хорошо ли это, что почти 76 процентов бюджета идет на социальную сферу? С одной стороны, конечно, хорошо – мы сохраняем все социальные обязательства, в том числе связанные с указами президента. Но если нагрузка на областные бюджеты и дальше будет возрастать, то мы можем прийти к тому, что не останется средств на развитие. Иными словами, мы уже ничего не сможем построить. Каждый регион сегодня находится один на один с большинством проблем, и областной власти приходится самой решать, что и как сделать. А возможности наши, увы, небезграничны. Надеюсь, что ситуация будет как-то скорректирована в стране в целом. Если же этого не произойдет, то придется либо сокращать социальные проекты, либо прекращать реализацию каких-то программ по развитию региона. Такая вот будет дилемма.

 – А откажется ли область от каких-либо проектов в производственной сфере уже в этом году?

 – Мы не только не собираемся отказываться от перспективных проектов, но и делаем все возможное, чтобы инвестиционный климат в области становился лучше, чтобы конкурентных преимуществ у нас было больше по сравнению с соседними регионами. Наши партнеры-инвесторы – а их сегодня более 60-ти – не раз отмечали благоприятный деловой климат, что позволяет реализовывать масштабные проекты, дающие не только экономические результаты, но и социальные дивиденды – новые рабочие места, рост налогооблагаемой базы.

Один из крупнейших проектов в 2016 году реализовала компания «Агропромкомплектация». Она завершила строительство пяти свиноводческих комплексов и сдала в промышленную эксплуатацию инновационный мясоперерабатывающий комплекс в селе Линец Железногорского района. Его мощность – 1,8 миллиона голов в год. Инвестиции составили 8 миллиардов рублей. И, что особенно важно, на предприятии создано около 1200 современных и высокооплачиваемых рабочих мест. А по уровню применяемых технологий, решений и оборудования это самое передовое предприятие в России, подобные есть только в Швейцарии и Германии.

Компания «Мираторг» также приступает к реализации масштабного инвестиционного проекта на территории нашей области стоимостью 160 миллиардов рублей. Проектная мощность одной мясохладобойни составит 4,5 миллиона голов в год.

Надо сказать, что с этим крупным инвестором у нас выстроились надежные и конструктивные отношения. По объему промышленного производства свинины холдинг занимает первое место в регионе. В Пристенском районе построено 12 автоматизированных свинокомплексов общей производственной мощностью более 100 тысяч тонн мяса в год. Запущен утильзавод мощностью 42 тысячи тонн продукции в год и нуклеус на 680 свиноматок в Обоянском районе. Кроме того, «Мираторг» начал реализацию инвестиционного проекта по созданию специализированных ферм по откорму молодняка крупного рогатого скота. Строительство комплекса, где будут содержаться 30 тысяч голов КРС, уже ведется в селе Казачья Локня Суджанского района.

Всего же в области произведено в прошлом году более 450 тысяч тонн мяса, и по данному показателю мы на второй позиции в ЦФО.

 – Наверное, один из приоритетов сегодня – налаживание внешних связей. Многие из них после введения санкций против России рухнули – один только еврорегион «Ярославна», в становление которого было вложено столько сил, тому пример. Но вот Вы побывали с визитами во Вьетнаме, а до этого в Венгрии, к нам приезжают зарубежные гости… То есть лед тронулся, взаимовыгодное сотрудничество продолжается?

 – Республика Вьетнам, о которой вы спросили, – давний партнер нашего региона. В 2013 году это было закреплено документально: был подписан протокол о намерениях между администрацией Курской области и посольством Социалистической Республики Вьетнам в РФ. Недавний визит в эту страну я расцениваю как важное событие международного и межрегионального сотрудничества. Мы провели презентации экономического и инвестиционного потенциала Курской области, посетили ряд вьетнамских предприятий, состоялись переговоры деловых кругов. Лично я встретился с вице-президентом Социалистической Республики Вьетнам госпожой Данг Тхи Нгок Тхинь, с нашим послом Константином Внуковым и генконсулом Алексеем Поповым, другими официальными лицами. Во время этих бесед я предложил подумать о возможности обучения вьетнамской молодежи в ведущих курских вузах. Как показывает практика, иностранные студенты, обучаясь в нашей стране, познавая более глубоко нашу культуру и историю, ментальность русских людей, затем, вернувшись на родину, сохраняют доброжелательное отношение к России, отвергают мифы об агрессивности россиян, которые навязываются сегодня западными СМИ. Мы заинтересованы также в развитии взаимовыгодных связей в сфере сельского хозяйства, промышленности, малого и среднего бизнеса, культуры, туризма, молодежной политики. Был подписан ряд документов, направленных на расширение нашего сотрудничества, в частности, протокол о намерениях между администрацией Курской области и Народным комитетом провинции Ниньтхуан, а также протокол об установлении побратимских связей между Курчатовом и городом Фанранг-Тхаптям провинции Ниньтхуан.

Сотрудничество с Венгрией – тоже одно из приоритетных направлений развития внешнеэкономических связей Курской области со странами Европы. К сожалению, внешнеполитические факторы в последние годы не лучшим образом отразились на внешнеторговом обороте России и Венгрии. И поэтому одной из целей нашего официального визита в Будапешт было восстановление утраченных позиций. Тогда были подписаны соглашения о сотрудничестве администрации Курской области с Министерством внешних экономических связей и иностранных дел Венгрии, представляющим правительство страны, а также с областью Баранья. Речь шла и о возобновлении поставок продукции МГОКа на меткомбинат «Дунаферр». К обоюдному удовлетворению, вопрос был решен, и сейчас продукция комбината вновь экспортируется в Венгрию.

Еще один вопрос связан со строительством КуАЭС-2, которая будет оснащена самыми современными атомными реакторами типа ВВЭР-ТОИ. Венгерские специалисты выразили желание оснастить свою станцию такими же, по мощности и безопасности – лучшими в мировой энергетике. Немало у нас и других возможностей для расширения взаимовыгодных двухсторонних связей.

К слову, глава Министерства внешних экономических связей и иностранных дел Венгрии Петер Сийярто во время переговоров подчеркнул свою позицию, сказав, что Венгрия в выстраивании отношений с нашей страной исходит из своих прагматических целей, а не подсказок Вашингтона.

Что касается дальнейших планов по развитию международных экономических, культурных и гуманитарных связей, то Курская область всегда открыта для сотрудничества. И мы готовы рассматривать любые предложения по установлению взаимовыгодных контактов в интересах нашего региона и всей страны.

 – На федеральном уровне сегодня как никогда актуален тезис о том, что жить надо по средствам. Но мы-то, куряне, последние полтора десятилетия так и делали. Хотя некоторые наши земляки постоянно кивали на соседей: они, мол, берут кредиты и правильно делают. А теперь, когда Минфин РФ ужесточил требования к регионам, выяснилось, что соседи, при всей внешней пышности, по сути – банкроты, а у Курской области – чуть ли не самый маленький госдолг. При этом по экономическим показателям регионы практически равны. Так какая же бюджетная политика правильная?

 – Да, ситуация заставляет нас с максимальной ответственностью, очень требовательно и взвешенно подходить к расходованию бюджетных средств. Много раз говорил, что мы не добываем нефть, газ, алмазы… Поэтому все, что сможем заработать в реальном секторе экономики, тем и можем располагать. Направлять на зарплаты бюджетникам, на те же социальные выплаты – их аж 76 видов, причем почти половину оплачивает региональный бюджет, на премиальные стипендии одаренным студентам и школьникам, на строительство школ, детских садов, больниц, дорог, газовых сетей, покупку нового транспорта, поддержку учреждений культуры, социальной сферы и т.д. Уже не один год Курская область, по официальной оценке Минфина, входит в группу регионов с высокой финансовой устойчивостью, эффективной системой управления финансами. Это дает нам возможность брать бюджетные кредиты у государства под минимальный процент, экономить огромные суммы не прибегая к банковским займам.

Если же говорить о Белгороде – а вы, я полагаю, именно этот регион имели в виду – то, действительно, область два года, по сути, стояла на грани банкротства. Сейчас они выкарабкиваются – я знаю, насколько это сложно, потому что Курской области в свое время, после Руцкого, тоже почти три года понадобилось, чтобы выйти из банкротного состояния. Губернатор Евгений Савченко, кстати, на последних выборах в Госдуму возглавлял партийный список «Единой России» трех регионов – Белгородской, Курской и Орловской областей. И как первый номер списка он приезжал к нам, встречался с партийным активом. Надо отдать ему должное, он откровенно рассказал курянам, как его регион попал в эту яму. А еще сообщил, что Курская область по многим показателям обходит Белгородскую – в полеводстве, и по дорожному строительству тоже…

И когда люди услышали от Савченко, как хорошо развивается наш регион, они были приятно удивлены. Ведь одно дело, когда мы сами об этом рассказываем, и совсем другое, если это звучит из уст руководителя Белгородской области. Я, например, тоже всегда по-доброму смотрю, как работают соседи, на их примере стараюсь учить некоторые наши структуры. Считаю, что это нужно делать. И вообще, соревнование между субъектами федерации – нормальная здоровая традиция.

К слову, баллотировавшийся от «Патриотов России» Александр Руцкой, как рассказывают, потом в своем окружении негодовал: надо же, не думал, что Савченко признается, что они по ряду позиций от Курска отстают, что Белгородская область – чуть ли не финансовый банкрот. Я же, мол, всем рассказываю, что Белгород – пример, образец и рай, и если я приду в Курскую область, то все сделаю, как у соседей. А, оказывается, там тоже есть проблемы. Как он, Савченко, мог до этого додуматься?

 – Ну раз уж речь зашла об этом жителе Подмосковья, то и я хотела бы вспомнить один интересный момент. Не так давно Руцкой участвовал в политическом ток-шоу на федеральном телеканале. И вот он произнес такую фразу: «Хочу напомнить присутствующим, что нестабильность – это бизнес». Так сказать, оговорочка по Фрейду, а по сути, – его кредо. Этот господин действительно большой мастер по части создания той самой нестабильности – в государстве или в отдельно взятой области – при которой можно успешно решать свои личные бизнес-вопросы…

 – Честное слово, не хотелось вообще о нем говорить, но он сам на это нарывается. Я часто вспоминаю, как после моего избрания, на одном из совещаний в Курске, в присутствии губернаторов и руководителей заксобраний 18 регионов ЦФО Егор Строев, тогдашний губернатор Орловской области – человек авторитетный, знающий, возглавлявший в свое время Совет Федерации РФ – поздравил всех курян со вторым освобождением Курской области и поблагодарил меня и моих коллег за это. Это ж надо! Первым освобождением он назвал то, которое произошло в 1943 году – от немецко-фашистских захватчиков, а вторым – в 2000 году от руцкистов, от их нашествия.

Меня лично совсем не удивляет заявление Руцкого по поводу нестабильности и бизнеса. Это, собственно, и есть его стиль жизни.

Сейчас вот на фоне протестных акций то в европейских странах, то в США многие беспокоятся, не случится ли и у нас серьезное обострение, так называемый Майдан. А я всегда отвечаю: так Майдан у нас уже был, в 1993 году. И главным его инициатором был Руцкой, потому что очень хотел стать президентом. Он ведь провел большую работу, и значительная часть депутатов Верховного Совета на его призывы, что называется, клюнула, поддержала эту авантюру. Он взбаламутил тогда всю Москву и пол-России. А чем это в итоге закончилось? Расстрелом Белого дома. Если задуматься, в какой еще стране за последние сто лет из танков стреляли по собственному парламенту?

 – Так он еще призывал бомбить Кремль!

 – Здесь комментарии, как говорится, излишни.

 – Но этот человек снова и снова пытается «материализоваться» во власти? Ходят слухи, что он намерен участвовать теперь в выборах в Курское городское собрание и даже претендует на должность мэра, и сейчас занят поисками партии, которая выдвинула бы его без сбора подписей избирателей. Говорят, что это может сделать «Справедливая Россия»… Неужели серьезная парламентская партия на это пойдет?

 – Трудно сказать… «Справедливая Россия» на последних выборах потерпела поражение, и, может быть, они таким образом хотят спасти свое реноме? Ну что ж, «Патриоты России» уже «спасли». Кстати, месяца за два до выборов я беседовал с лидером «Патриотов России» Геннадием Семигиным – мы с ним хорошо знакомы, и я решил из первых уст получить информацию? Он мне рассказал о своих планах… А зачем тебе Руцкой, спрашиваю. Это яркая личность, отвечает, к тому же он мой друг, и я должен его вытащить. Тогда я ему напомнил пословицу: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Обиделся. А чего обижаться – эту пословицу не я, а наши мудрые предки придумали. Спрашиваю еще: а кто у Руцкого штабом руководит? Васька Олейников, говорит Семигин и продолжает: он, конечно, негодяй, но он нам нужен. Вот так. Думаю, после выборов лидер «Патриотов России» не раз уже вспомнил наш разговор...

Найдется ли теперь партия, которая решит помочь Руцкому взять реванш за сокрушительное фиаско на осенних выборах, не знаю. Поживем – увидим. Главное другое – захотят ли куряне вернуться в воровскую атмосферу 90-х годов. 

 – Вы, Александр Николаевич, вспомнили выборы, которые прошли осенью прошлого года. Тогда были избраны новый состав Курской областной Думы, а также депутаты Государственной Думы РФ. Довольны ли совместной работой с депутатским корпусом, есть ли общее понимание стоящих перед регионом задач и путей их решения?

 – Если говорить о новом составе регионального парламента, то вы, конечно, знаете, что 35 мандатов из 45 жители нашей области отдали представителям «Единой России». И это в большинстве своем зрелые люди, опытные управленцы, хорошие специалисты-практики, руководители успешных предприятий, умеющие правильно оценить сегодняшние реалии, не страдающие «маниловщиной». Конечно, у нас есть общее понимание путей развития Курской области, приоритетов экономики и социальной сферы, первоочередных задач, которые необходимо решать совместными усилиями.

 – Нынешний год особенный – год 100-летия двух российских революций: Февральской и Октябрьской. Однако даже спустя век, нет в обществе единой оценки этих событий. Какие, на Ваш взгляд, уроки мы должны извлечь из собственного опыта, чтобы дальше страна жила и развивалась без «великих потрясений»?

 – Год столетия Октябрьской революции – хороший повод вспомнить о том, что это событие оказалось переломным не только для российской, но и для всемирной истории. Хочу напомнить, что президент страны Владимир Путин, оглашая Послание Федеральному Собранию, призвал всех нас с уважением отнестись к этому историческому событию и предостерег «от спекуляций в собственных политических и других интересах».

Конечно, вопрос о месте революции 1917 года в понимании исторического пути страны по-прежнему открыт, дата эта требует своего осмысления и переосмысления. Сегодня существует множество различных мнений и прямо противоположных позиций по данному вопросу. Думаю, когда-нибудь мы или наши потомки придем к верному пониманию этого процесса. Во всяком случае, нужно этим заниматься, изучать, анализировать и взвешивать исторические факты. Сегодня всерьез это никто не делает, к сожалению.

Я замечаю, что у современной молодежи есть интерес к изучению истории своей Родины. Мне кажется, что нынешнее поколение отличается способностью к анализу и сопоставлению различных фактов и сможет извлечь правильные выводы из нашей истории.

Сам же я всегда, отвечая на разные вопросы журналистов, говорил и не устану повторять: поменьше бы нам в России революций и потрясений. Ведь почти каждая революция – это кровь, огромные людские жертвы, безжалостный, часто бездумный слом того, что создавалось целыми поколениями. Это страшное крушение всего и вся, в том числе идеалов и надежд, разочарования миллионов людей. Революции оставляют пепелище и в душах человеческих…

 – А можно я задам вопрос, который давно интересует многих курян – о Вашей семье. Почему Ваша жена – не удачливая бизнес-леди, как у некоторых Ваших коллег, а Ваши дети – не депутаты, не сенаторы?

 – А зачем это? Я считаю, что каждый должен делать то, что он может и что ему по душе. А если человека куда-то искусственно «пристроить», все равно это закончится провалом. Так же и с обогащением. У меня есть знакомый – глава муниципалитета в Воронежской области, человек солидного возраста, из так называемой старой гвардии. Так вот он, отвечая на подобный вопрос в СМИ, сказал: что у меня есть – то и нормально. Но ведь можно иметь и больше? – спрашивает журналист. А он отвечает: а если чересчур, то можно и подавиться. Что и происходит с большинством тех, кто стремится во что бы то ни стало побольше себе в карман положить. Они просто не думают о последствиях. Все равно это, сколько бы ни продолжалось, закончится фиаско. Боюсь только, что многие из тех, кто много накопил, уже успели перевести средства за рубеж и окажутся, как говорится, «вне зоны действия сети». К сожалению, это наша беда.

 – Журналисты одной федеральной газеты как-то заметили, что Вы, Александр Николаевич, один из немногих губернаторов – не олигархов…

 – Я так воспитан и всю жизнь стараюсь оставаться самим собой. И мое кредо – государственник. Нельзя шарахаться из стороны в сторону. Да, я был членом КПРФ, но почему я там оказался? Да потому, что ситуация в начале 90-х была такой, что не было другой партии, которая сражалась бы за государство. Не к Гайдару же или к Жириновскому мне было идти? Но шли годы, и я увидел, что те, кто сейчас возглавляет КПРФ, – больше философы и ничего реального за их словами не стоит. Я лучше буду конкретные дела делать, а не ездить по стране и заниматься болтунизмом.

И потом важно ведь не то, что человек говорит, а то, что он делает. Знаете, весь этот водоворот событий на моих глазах происходил. Сначала пришла партия «Демократический выбор России» с Гайдаром во главе. После того, как они провалились на выборах во вторую Госдуму, появилась партия «Наш дом – Россия». А потом – «Единая Россия». Я довольно долго присматривался – а не будет ли это продолжением прежней политики? Но когда увидел, что Путин пытается найти консолидирующий общество политический момент, то решил вступить в «Единую Россию».

Сейчас вот немного позавидовал вьетнамцам. У них одна партия руководит – коммунистическая. И внутри этой партийной площадки они дискутируют по самым разным вопросам. Но когда решение принято, то все засучивают рукава и начинают работать – тут уже никто не болтает. 95 процентов времени все заняты работой – страна за последние годы сделала серьезный рывок в экономике.

А нас хлебом не корми – дай подискутировать. По тому же телевидению каждый день по три часа десять человек стоят вокруг стола и жарко спорят о чем-то, зачатую только им понятном... Покричали и разошлись. А что в итоге? Для кого они говорят? Народ ничего понять не может – чья же точка зрения все-таки правильная? Я совсем не против разноголосицы, пусть она будет, но кто-то должен в конце этих дискуссий обозначить государственную позицию: для блага страны надо делать вот так и так. Иначе люди опять могут проголосовать за каких-нибудь авантюристов. А не хотелось бы вновь наступать на старые грабли. 

версия для печати

Вернуться к списку интервью

Цитата

 
13 марта 2017 года
«   »

Ключевые слова

 
подождите...