От первого лица — Интервью

Александр МИХАЙЛОВ: «Достижения нужно ценить»

25 апреля 2017 года

 Интервью губернатора А.Н. Михайлова  газете "Друг для друга" № 17, 25.04.2017г.

С губернатором Курской области Александром Михайловым мы встретились 13 апреля, после того как страна отметила День космонавтики. Поэтому интервью началось с воспоминаний о полете Юрия Гагарина в 1961 году.

 – Александр Николаевич, как узнали об этом событии, что чувствовали?

– Я тогда учился в начальных классах. Шел в школу, ребята говорят: «Гагарин в космос полетел». Тогда у меня, мальчишки, было ощущение счастья от того, что наш советский космонавт – первый в мире. СССР славился информационной целостностью: люди читали много газет, слушали радио, телевидение только появлялось. Жили с оптимизмом, гордились достижениями, искренне любили свою страну.

Считаю, нужно государство не принижать, а поднимать, отмечать не только отрицательные, но и положительные моменты. Несколько лет назад ветераны на встречах со мной жаловались, что современные новости напоминают им сводки Совинформбюро времен начала Великой Отечественной войны: кто кого убил и так далее. Одна «чернуха». Спрашивали: «Неужели никто за день ничего полезного не сделал? Но это же неправда».

– Часто бываете в Интернете?

– Я не фанат Всемирной сети, хотя пользуюсь ею, когда необходимо получить нужную информацию, в том числе из соцсетей. Раньше высказывал позицию по актуальным темам в своем блоге. Но сидеть ежедневно в Интернете времени нет, да и смысла особого не вижу. Нужно заниматься практической работой – это десятки самых разных дел, проблем, вопросов. В каждый нужно вникнуть, оценить со всех сторон, принять взвешенное, обдуманное, верное решение. А люди, которые сутками сидят за компьютерами, рискуют потеряться в реальной жизни.

Отмечу, что Всемирная сеть – не безопасная вещь в мировой практике. На Западе созданы целые информационно-аналитические центры: фиксируют переговоры, перемещения, положение дел. Огромные средства тратятся на пропаганду, разложение целых народов и стран, включая призывы к терроризму и самоубийству.

– Раньше Курская область считалась аграрно-индустриальной, а теперь – промышленно-аграрной: 41% ВРП приходится на производство, а 20% – на сельское хозяйство. Какова Ваша оценка?

– Поправлю: наш регион и в советское время называли индустриально-аграрным, потом многие думали, что все потеряно. Я считаю, потому, что о работе предприятий и заводов недостаточно информации, людям об этом не рассказывают. Вот некоторые пенсионеры, вспоминая советские годы, говорят – сейчас заводов нет, КЗТЗ пропал. Это, кстати, любимый конек Александра Руцкого, до сих пор на нем спекулирует.

Когда я принимал после него регион, индустриальный и аграрный секторы были просто разгромлены: 660 тысяч гектаров пахотных земель заросли бурьяном и березками, половина предприятий не работали, некоторые развалились. Если говорить о КЗТЗ, спрашиваю тех, кто сетует: что этот завод выпускал? Запчасти для тракторов. Для каких: американских или немецких? Нет, для советских. Но настало время, когда Советский Союз перестал существовать, а эти самые трактора перестали выпускать, поэтому и запчасти курского завода стали никому не нужны. Конечно, завод можно было переоборудовать, но тот, кто приобрел предприятие, оказался некомпетентным в данном вопросе. Завод оказался не востребован – через год банкрот, никому не нужен, его «съела» система.

В регионе удалось сохранить индустриальные позиции такие же, как были и при советской власти. Сейчас у нас 27 новых производств, открытых за последние 15 лет, 10 предприятий реконструированы, по сути, восстановлены. Правда, изменилась их структура.

Раньше упор делался на отрасли обработки. Чтобы развивать, ну, скажем,  машиностроение, нужно государственное участие, в такие программы должны вписываться федеральные министерства, правительство, мощные инвесторы. Самостоятельно никакой регион поднять отрасль не сможет.

Но сегодня больше востребованы пищевая и перерабатывающая промышленность, и в Курской области для этого есть все необходимое, вот почему на эти отрасли в первую очередь и делаем ставку. Сегодня у нас созданы новые современные предприятия, прибыльные, с достойной зарплатой. Основа для этого – успешная работа АПК, позволяющая более чем на 70% формировать потребительский рынок из продовольствия и товаров, производимых из собственной сельхозпродукции и сырья.

В сельском хозяйстве Курская область по многим показателям занимает лидирующие позиции в стране. Но, несмотря на это, региональный бюджет в значительной мере наполняется за счет налоговых поступлений именно от работы промышленного сектора. Крупнейшие бюджетообразующие предприятия – Михайловский ГОК и Курская АЭС – активно ведут модернизацию.

В качестве положительного примера можно привести и «Фармстандарт-Лексредства» – самостоятельное предприятие, производящее собственную продукцию. Крупный инвестор сделал курский завод одним из основных. Другое предприятие – «Композит», представляющее обрабатывающую промышленность с химическим направлением и гусеничное производство, вышло на рынок США. И эти примеры можно продолжать.

Наш регион активно работает на международном уровне. С какими странами наиболее перспективные отношения?

– Как правило, область с другой страной напрямую не может общаться, сотрудничество идет по принципу «регион с регионом». Стараемся, чтобы представители бизнеса больше контактировали. Сейчас у нас действуют 19 соглашений и протоколов о намерениях с зарубежными партнерами. Они активно принимают участие в Курской Коренской ярмарке и Среднерусском экономическом форуме. Так и завязываются контакты. Надеюсь, этот год тоже не станет исключением. 

На правительственном уровне работаем с Беларусью, включая хорошие отношения с пятью регионами этой страны, и с Венгрией. Если считать государства, куда и откуда поступает продукция, мы значительно расширили географию: в 2010 году их было 55, а сейчас – почти 90.

В 2016 году внешнеторговый оборот Курской области с зарубежными субъектами составил 372 миллиона долларов США, наибольший объем приходится на Беларусь, Казахстан и ФРГ. Растет оборот с Венгрией, Сербией, Молдовой, Вьетнамом. В приоритете расширять и выстраивать новые связи со странами Евразийского экономического союза – Беларусью и Казахстаном, в Европе – это Германия, Болгария, Сербия, Венгрия, в Азиатско-Тихоокеанском регионе – Корея, Вьетнам, Индия.

– За счет чего удается привлекать инвестиции?

– У нас как говорят: деньги любят тишину. А бизнесмены предпочитают стабильность, предсказуемость, поддержку власти, открытость и прозрачность. Мы стараемся создать инвесторам максимально комфортные условия для работы в регионе, совершенствуем законодательную базу, предоставляем различные преференции, берем на себя заботу об инфраструктурном обеспечении проектов...

По итогам 2016 года в экономику области привлечено 87 миллиардов рублей инвестиций, что намного выше уровня предыдущего года. И это результат сотрудничества администрации с инвестиционными компаниями, отечественными и зарубежными. В области работают серьезные компании всероссийского масштаба и в сельском хозяйстве, и в промышленности – Газпром, Росатом, Металлоинвест, Мираторг, Агропромкомплектация, Белая птица и другие. Я всегда лично участвую в подписании соглашений с крупными инвесторами, постоянно в курсе их проблем, стараюсь оказать поддержку, в том числе на федеральном уровне, решая необходимые вопросы с министерствами и ведомствами. Это помогает выстроить долгосрочные и доверительные отношения. Инвесторы ценят эффективное взаимодействие.

В год столетия двух революций какие исторические уроки, по Вашему мнению, следует вынести из тех событий?

– Всегда говорю: «Дай Бог, чтобы не было революций и реформ». Или пусть реформ хотя бы будет исключительно мало. Что такое революция: это переворот с ног на голову. В ХХ веке Россия пережила их две. Февральская и Октябрьская 1917-го – звенья одной цепи. А еще была, как кто-то сказал, контрреволюция, в 1991–93 годах, когда опять случился поворот на 180 градусов. Лет 10 воевали после революции, еще лет 12 потеряли после контрреволюции. Если добавить годы Великой Отечественной войны, то четверть, а то и треть века Россия воевала, а не развивалась. Вот мы и отстали от всех, надо догонять. Если бы такие потрясения выпали на долю Соединенных Штатов, неизвестно, что было бы сегодня с этой страной и как называлась бы эта держава.

Если бы не потерянные нами годы – разорение, уничтожение, людские потери, колоссальные затраты, по-другому жили бы. Поэтому отношусь отрицательно ко всем революциям. Нужно находить варианты и решать острые вопросы без них.

– Каким Вам видится будущее соседней с нами Украины? Стоит ли России опасаться своего «майдана»?

– Прогнозы – дело неблагодарное. Тем более что слишком далеко все зашло, идет война на территории ЛНР и Донбасса. Процесс выхода из ситуации будет долгим и трудным, вот что можно сказать точно.

Украина – это же не вчера началось, а как минимум с 1991 года. Это следствие.

У Курской области есть соглашение с Астаной. Не так давно наша делегация была на приеме в Казахстане, и там после официальных мероприятий состоялся товарищеский разговор: «Разве плохо было, когда мы вместе жили в составе одного государства?» Все согласились: «Хорошо». А казахи добавили: «Но это же ваши – Ельцин из России, Кравчук из Украины и Шушкевич из Беларуси – инициировали развал Союза, а наш-то Назарбаев был против». Неудобно прямо стало. Но ведь они-то правы.

А «майдан» у нас уже был в 1993-м. Главное, чтобы такого больше не случилось. Тогда по Белому дому стреляли, а зачинщиком конфликта выступал как раз господин Руцкой, подбивший депутатский корпус Верховного Совета на эти действия. Кто там был прав, он или Ельцин, оставим, как говорится, за скобками. Не уверен, что в споре Ельцин – Руцкой родилось бы что-то здравое. Но ни в одной стране мира, даже в каком-нибудь Зимбабве, не додумались вывести танки на мост и стрелять по парламенту прямой наводкой. А потом объясняли: мол, ничего страшного, ну, погибли 140 человек. Будто это 140 комаров. Вот такой был «майдан» на российский манер.

– Вы не раз упомянули Руцкого. Он постоянно пытается вернуться в политику, но каждый раз неудачно. Говорят, готов баллотироваться на муниципальных выборах. Как к этому относитесь?

– Интересный с ним был разговор за полгода до выборов, после которых он перестал возглавлять Курскую область. Я работал в Госдуме РФ заместителем председателя комитета по обороне, а он – губернатором. Руцкой начал жаловаться: мол, все куряне, извините за выражение, дураки, один он работает, остальные только мешают. Я собрал информацию, пообщался с директорским корпусом, которому больше него помогал решать вопросы с министерствами, банками в Москве. Созвонился с Руцким по спецсвязи, договорились о встрече тет-а-тет. Зашел, рассказал ему о ситуации, он удивился: мол, чего это директора и бизнесмены к тебе ходят, а ко мне нет. Все просто: с людьми надо работать. Они должны видеть и ощущать поддержку руководства области. Я ответил ему: «Ты со своими замами разберись, чтобы не бездействовали».

В первый год после ухода Руцкого в Курске состоялся Совет ЦФО. Выступал губернатор Орловской области Егор Строев и говорит: «А курян я поздравляю со вторым освобождением. Первое было от немецко-фашистских захватчиков в 1943-м, а второе – от руцкистов».

Такие одиозные фигуры, как Руцкой, практического применения не найдут. 17 лет прошло с момента «изгнания», а он, по большому счету, нигде и не работал. Вспоминает свое вице-президентство, но на этом посту, на мой взгляд, оказался случайно. Может, с Ельциным они и были, как два сапога пара, в одной упряжке.

Думаю, время прожектеров в российской политике прошло. Да и в сентябре 70 лет стукнет экс-губернатору. Не тот возраст, чтобы начинать карьеру депутата Горсобрания Курска.

– С каждым годом у глав регионов функций и сфер ответственности становится все больше. Сравнивая день сегодняшний и, к примеру, время 10-летней давности, скажите: когда было легче или, наоборот, труднее работать?

– У нас в стране много белых пятен в законодательстве, из-за которых сложно эффективно регулировать те или иные процессы. Мне кажется, это синдром 90-х годов. Нужны четко проработанные законы и порядок: это выгодно всем.

Конституцией закреплена трехуровневая система устройства власти: федеральный, региональный и муниципальный. Получается, что государственная власть заканчивается на уровне региона. Об этом даже в Москве многие забывают. А дальше – ее нет, там нечто иное, туда вмешиваться напрямую нельзя. Но народ-то живет на местах, в муниципалитетах, в том же Курске. Нужно наладить более эффективный управленческий механизм. А пока получается как в той сказке: пойди туда, не знаю куда, сделай то, не знаю что. От этого сложности как 10 лет назад, так и сейчас.

Вот почему в области уже 13 лет действует межведомственный совет по предметам совместного ведения. Создали и совет муниципальных образований. Есть проблема – надо решать ее до конца. Нужно, чтобы три уровня власти сработали синхронно.

– Приближается самый великий для всех россиян праздник – День Победы. Как в Вашей семье принято его отмечать?

 

– Как и в любой российской семье, День Победы святой для нас. Мы скорбим о погибших на поле боя, замученных и сожженных заживо в застенках концлагерей, повешенных и угнанных в рабство. Мы вспоминаем с великой любовью и уважением подвиг ветеранов, клянемся вечно помнить то, что они сделали для будущих поколений, какой ценой подарили нам мир и счастье жить на этом свете, в свободной стране. В этом году обзательно пойдем на военный парад, примем участие в шествии «Бессмертного полка». А потом, конечно, соберемся всей семьей, чтобы, как и другие российские семьи, вспомнить о своих близких. Мой дед на фронте погиб, отец воевал. Дай Бог, чтобы такое никогда не повторилось. 

версия для печати

Вернуться к списку интервью

Цитата

 
8 января 2017 года
«   »

Ключевые слова

 
подождите...